Сегодня я буду говорить не только о вере в целом, но о моей вере. И я благодарен за то, что вы, зная это, все равно решили прийти сюда.

Возврат в эти выходные к моим академическим корням в Новой Англии напомнил мне сегодня об удивительном пасторе, у которого столетие назад был небольшой приход в Спринфилде, находящемся на одинаковом расстоянии от Нью-Хейвен и Кембриджда, что сегодня кажется уместным. И он сказал более столетия назад:

«Потеря уважения к религии ведет к моральному разложению социальных институтов. Идея о Боге как Творце и Отце всего человечества имеется в моральном мире, так же как в природном мире имеется гравитация; она скрепляет все в единое целое и дает им возможность вращаться вокруг одного центра. Заберите это, и между мужчинами и [женщинами] произойдет разъединение; не существует такого понятия как коллективное человечество, но только отдельные молекулы [мужчин и женщин, витающие во вселенной], между которыми существует не больше притягательной силы [и значимости], чем значимость песчинок для океана».

Старейшина Холланд Выступает перед студентами ГарвардаВ западных странах исторически так сложилось, что религия является основой гражданского общества, каким мы его знаем; и если я не ошибаюсь, юристы всегда стремились к лучшему, т.е. справедливому, гражданскому обществу.

Так что спасибо вам за то, что воспринимаете религию всерьез. Это не только поможет вам стать замечательными адвокатами, но также лучше познать истину в вашей собственной жизни.

Вы пригласили меня для того, чтобы в течение нескольких минут выступить о Церкви Иисуса Христа Святых последних дней.

Я надеюсь, что смогу рассказать вам о том, во что я верю, и почему я посвятил свою жизнь, и свою преданность, и все, что мне дорого, этой вере.

Сто восемьдесят девять лет назад Ангел – и если вы хотите знать нас, вам нужно знать, что мы верим в Бога и Ангелов и в Божественные проявления различного рода – Ангел явился семнадцатилетнему юноше и сказал ему, что «у Бога есть поручение для [него], требующее исполнения, и что имя [его] будет известно на добро или во зло среди всех племен, колен и языков, или что среди всех людей будет говориться [о нем] и хорошо и худо» (Джозеф Смит – История 1:33).

Это ангельское провозглашение продолжает исполняться на добро или во зло, как и было сказано в пророчестве, по мере того как различные политические, общественные и культурные, не говоря уже о религиозных, события разворачиваются вокруг Церкви Иисуса Христа Святых последних дней.

Я могу понять, что это поражает, потому что это поражает меня, что не один, а два кандидата из Святых последних дней соперничали за выдвижение на пост президента от своей партии, и признаться, я не верил, что доживу до того дня, когда такси на Таймс-сквер будут разъезжать с рекламными наклейками, на которых говорится: «Смотрите Книгу Мормона».

Конечно, нашим быстрым ответом было: «Сейчас, когда вы посмотрели шоу, прочитайте книгу». И так все и идет.

Не очень много из этой современной кутерьмы имеет для вас значение, если вам не понятны некоторые из основных положений, которые делают нас, как религию, теми, кто мы есть. Так что я оставлю эту часть для вопросов и ответов и вернусь назад немного раньше.

В 1820 году этот молодой человек, о котором я упомянул, по имени Джозеф Смит – нельзя себе представить более американского имени, – хотел знать, есть ли на земле истинная первоначальная Церковь Иисуса Христа.

Действуя от чистой веры, в ответ на единственный стих в Библии, в котором каждому ищущему предлагалось молиться и задавать Богу подобные вопросы (см. Иаков 1:5), этот, тогда четырнадцатилетний, юноша впервые в жизни молился вслух.

В ответ на эту молитву то, что случилось дальше, для верующих, подобно мне, стало самым важным откровением, которому когда-либо были очевидцами, или о котором слышали смертные, с того момента, когда небольшая группа учеников собралась в окрестностях Иерусалима, чтобы увидеть как воскресший Христос возносится на Небеса.

В видении, которое молодой Джозеф Смит описал как «столп света ярче солнца» (Джозеф Смит – История 1:16), явились Бог, Вечный Отец, и Тот же Самый воскресший Иисус Христос, по крайней мере частично во исполнение обещания в книге Деяний, на которое два Ангела сказали той первой группе: «Мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо» (Деяния 1:11).

Тот день был неразрывно связан с этим днем и любым впечатлением, которое может оказать мое сегодняшнее посещение этого студенческого городка. У нас нет времени для того, чтобы раскрыть сто девяносто лет недавней истории Святых последних дней, начиная с того явления, но достаточно сказать, что провозглашение молодого Джозефа Смита в 1820 году – это наше провозглашение сегодня и навеки, – что однажды, в полноту времен, существовала истинная Церковь, в которой Иисус Христос был главным ключевым камнем и олицетворением ее Божественности, со смертными людьми, призванными в качестве пророков и апостолов, чтобы образовать вокруг Него фундаментальную точку опоры. Эти апостолы вместе с другими учителями и священниками, пасторами и членами Церкви в целом составляют фигуративное здание, так сказать, церковь, которую Павел описал как «здание, слага[ющееся] стройно … к совершению святых, на дело служения, для созидания тела Христова» (Ефесянам 2:21; 4:12).

Это наше первое свидетельство об Иисусе Христе как буквальном Сыне Божьем, о милосердном и искупительном Евангелии, которое Он принес от Отца на Землю, чтобы поделиться им со всеми детьми Божьими, и о Церкви Христа, основанной как средство передачи этих истин и этих таинств.

Но наше следующее свидетельство появилось после вознесения Христа, и со смертью тех ранних апостолов Церковь и ее Божественно определенный порядок власти священства были утеряны, взяты, удалены с лица Земли.

За этим последовало полтора тысячелетия, оспаривавшего надежду Павла на то, что придет «единство веры и познани[е] Сына Божия», его молитва, «дабы мы не были более младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения» (Ефесянам 4:13-14; курсив добавлен).

Вполне обычно заметить, что в христианском мире можно увидеть все, что угодно, кроме «единства веры» или любого рода взаимодействия, которое хотя бы отдаленно можно назвать «зданием, слагающимся стройно» (Ефесянам 2:21).

Кажется, нет никого, кто бы мог сказать «один Господь, одна вера, одно крещение» (Ефесянам 4:5)

Так было и в дни Джозефа Смита. Этот молодой человек сокрушался, что в месте, где он жил, пребывали «беспорядки и вражда … священник препирался со священником, новообращенные спорили между собой, и … [любые] добрые чувства … совершенно исчезали во время … этой битвы пререканий и бурных прений» (Джозеф Смит – История 1:6, 10). Это подытоживает состояние христианства после Нового Завета.

Сегодня меня привело к вам не послание реформации, но послание восстановления – восстановление той Церкви, которую Христос основал Своими руками в полноту времен, и которую Он снова собственноручно организовал в наше время.

Наше основное послание о восстановленной Христом Церкви и ее учениях не ограничивается, но начинается с истины о том, что : (8:23-8:31)

• Каждый мужчина, женщина и ребенок, когда-либо жившие, живущие сейчас, или которым еще предстоит жить, пока существует Земля, является сыном или дочерью любящего и Божественного Небесного Отца. Он есть Бог, по образу Которого мы были сотворены, что не удивительно, так как дети всегда похожи на своих родителей. (См. Бытие 1:26-27.) Как духовные дети Божьи мы «наследники, наследники Божьи, сонаследники же Христу» (Римлянам 8:17).
• Для того чтобы обрести земное тело и испытать нравственный рост, который нельзя получить никаким иным способом, настоящий Адам и настоящая Ева решили оставить райскую обстановку – Эдем, если вам угодно, – чтобы научиться всему тому, чему необходимо научиться детям Божьим, в особенности о том, как жить вместе в любви и осознании того, что наставления, которые дает им Бог, являются единственным ответом на личные и семейные, общественные и политические, экономические и философские проблемы.
• Поскольку в ходе этого земного образовательного курса предстояло быть ошибкам – иногда ужасным ошибкам, болезненным ошибкам, ошибкам, имеющим мировое значение, – был дан Спаситель, Которому предстояло искупить не только первородный грех Адама и Евы (который был необходим для существования человеческой семьи), но и каждый личный грех, совершенный членами этой человеческой семьи: грехи и скорбь, разочарования и отчаяние, слезы и трагедии каждого мужчины, женщины и ребенка, которые будут жить на земле со дней Адама до конца этого мира.
• Такой план был необходим, и для его осуществления требовался такой Спаситель, потому что жизнь длится вечно. Наши надежды и мечты имели значение до того, как мы пришли на эту землю, и они, безусловно, будут иметь значение после того, как мы ее покинем. Если следующая мысль подошла выпускнику и профессору Гарварда, она подойдет и мне. Между прочим, это настоящее признание:

«Не говори ты мне в печальном песнопеньи,
Что «наша жизнь лишь сон тревожный и пустой».
Есть тайный смысл всему, – всему – предназначенье;
Мертва душа того, в ком дремлет дух живой.

Жизнь не обман, не шутка и не сновиденье;
Смерть и могилы тьма не служат целью ей.
Слова: «ты прах еси, – и ты предашься тленью»,
Не о душе бессмертной сказаны твоей».

Апостол Павел сказал передал это еще лучше: «И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков» (1-е Коринфянам 15:19).

• И наконец, этот план, этот Божественный курс, очерченный для нас, включая благоприятное падение в Эдеме и Искупление в Гефсимании и на Голгофе, охватывает всех без исключения. Мы все – дети одного и того же Бога, и Его любовь и благодать охватывают всех. «Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут» (1-е Коринфянам 15:22). Все покрыты, хотя остается узнать, всем ли это важно. Но если случится неудача, это не будет потому что Бог не старался, или потому что не пришел Христос. Это лежит в самом центре того, что я представил вам как восстановленное Евангелие.

Сейчас, в свете того, что мне кажется весьма прямолинейной теологией Нового Завета, о которой мы только что упомянули, кто-то может задаться вопросом: почему эти мормоны вызывают в людях такую бурю эмоций и почему некоторые не считают их христианами? Позвольте мне подытожить несколькими мыслями на этот счет.

Некоторые не считают нас «христианами», как я думаю потому, что мы не опираемся на учения четвертого века, мы не признаем Афанасьевский Символ веры, мы не придерживаемся вероучений, возникших через сотни лет после Христа.

Нет, когда мы говорим о «восстановленном Христианстве», мы говорим о Церкви, какой она была, а не какой она стала после советов, где путем спора решалось во что же верить.

Так что если речь идет о христианах, которые жили во времена древних Апостолов и оказались под влиянием учения древних греков, созывавших советы, чтобы определить, во что им верить, мы не такие христиане. Мы знакомы с Петром, мы знакомы с Павлом, но мы не знакомы с Константином и Афанасием, Афинами и Александрией. (В действительности, мы знакомы с ними, но не следуем им.)

Таким образом, мы учим тому, что:

• Бог Отец и Его Сын, Иисус Христос, – это отдельные Личности с прославленными телами из плоти и крови. Основываясь на этом, мы занимаем историческую позицию, что «официальное учение о Троице, как оно было определено великими церковными соборами четвертого и пятого веков, не содержится в [Новом Завете]». Мы в буквальном смысле понимаем Его слова о том, что Христос «сошел с небес не для того, чтобы творить волю [Его], но волю пославшего [Его] Отца» (Иоанн 6:38). О Своих противниках Иисус сказал, что они «возненавидели и Меня и Отца Моего» (Иоанн 15:24). И наряду с другими ссылками, включая Его молитвы мольбы, Иисус многократно подчинял Себя Своему Отцу, повторяя тем или иным образом: «Отец Мой более Меня» (Иоанн 14:28). Тем не менее, определив Их отдельную физическую сущность, мы однозначно заявляем, что Они поистине «едины» во всем остальном: в разуме и действиях, в желаниях и надеждах, в вере и цели, в намерениях и любви. Они, безусловно, похожи намного больше, чем я только что сказал, но они – отдельные Личности, так же как все отцы и сыновья. В этом мы отличаемся от традиционных учений христианства, но мы чувствуем, что наши учения согласуются с Новым Заветом.
• Мы также отличаемся от христианства четвертого и пятого веков тем, что заявляем, что священный канон не закрыт, что небеса с их опытом откровения открыты, и что Бог действительно имел это ввиду, когда обещал Моисею: «Творчеству Моему нет конца – так же как и словам Моим, ибо они никогда не прекращаются» (Моисей 1:4). Мы верим, что Бог любит всех Своих детей, и что Он никогда не оставит их надолго без содействия пророков и апостолов – уполномоченных посредников Его направления и наставлений. Книга Мормона и другие канонизированные Писания, а также роль живых оракулов, свидетельствуют о том, что Бог продолжает говорить с нами. Мы охотно соглашаемся с проницательным протестантским ученым, который задавался вопросом: «На какой библейской или исторической основе вдохновение Божье ограничивается письменными документами, которые сейчас церковь называет Библией … Если Дух вдохновлял только эти письменные документы первого века, означает ли это, что сегодня тот же самый Дух не говорит … о серьезных вопросах?»
• И наконец, на сегодняшний день мы уникальны в современном христианском мире в отношении одного вопроса, который Пророк и Президент Церкви Иисуса Христа Святых последних дней назвал «нашей самой отличительной чертой». А именно, Божественная власть священства, которая обеспечивает выполнение спасительных обетов – обрядов – Евангелия Иисуса Христа. Святое священство, которое было восстановлено на Земле теми, кто обладал им в древности, служит сигналом возврата Божественной власти. Она отличается от всех человеческих властей, установленных на лице Земли. Без нее церковь была бы только на словах, и это была бы церковь, которой не хватало бы власти исполнять дела Божьи. Это восстановление власти священства освобождает столетия вопросов и мучений среди тех, кто знал о необходимости определенных таинств и обрядов, но жил, сомневаясь в том, у кого есть право их исполнять. Отступив духовно от своего более знаменитого брата Джона из-за его решения использовать власть священства, не имея на это Божественных полномочий, Чарльз Уэсли писал:

«Как же легко епископа призвать,
По блажи иль капризу чудака.
Уэсли руку возложил на Кока,
Была ли на него возложена рука?»

В Церкви Иисуса Христа Святых последних дней стараются дать честный ответ на вопрос о том, кто «возложил руки на него», дойдя по линии до Самого Христа. Я верю, что возврат этой власти воистину можно назвать «нашей самой отличительной чертой».

Дополнительные источники:

Старейшина Холланд отвечает на вопросы студентов

 

(Visited 3 times, 1 visits today)